Home Статьи, публикации Актуально Качество Церковной жизни важнее количества – епископ Сарапульский и Можгинский Антоний

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Voice-Love

Анонсы

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Качество Церковной жизни важнее количества – епископ Сарапульский и Можгинский Антоний

Епископ Антоний

Епископ Антоний: Благодарю всех, кто принял меня. Есть определенные сложности, но я благодарен духовенству и мирянам, кто оказывает мне свою любовь и внимание. Когда я совершаю богослужения – храмы наполнены народом. Это говорит о том, что люди уважают и любят вообще своего епископа, ну и немножко лично меня. Я надеюсь, что это в дальнейшем продолжится. Может, мы будем как-то стараться общаться ближе...

Минует год, как на Сарапульской земле несёт свое служение епископ Антоний, управляющий Сарапульской и Можгинской епархией. По заданию редакции у Владыки Антония взял интервью Дмитрий Половонистов, руководитель пресс-службы Сарапульской епархии.

 Дмитрий Половонистов: - Владыка, расскажите об итогах завершающегося года, что удалось, что хотелось бы сделать.

Епископ Антоний: - Год в большей степени был посвящен организационной работе. За это время удалось побывать во всех приходах. В большинстве из них были проведены архиерейские богослужения. Я познакомился со всем духовенством епархии, хотя кого-то знал раньше. Все это помогло узнать нужды и заботы каждого из батюшек и ситуацию на приходах, в том числе и хозяйственную.

Не скажу, что в епархии что-то резко поменялось. За такой небольшой период существенно переменить ситуацию, конечно, сложно. За прошедший год незначительно увеличилось число приходов. Но я не ставлю задачей наращивать их количество, хотя это тоже важно. Важнее – качество Церковной жизни, которое нужно тоже менять.
Если говорить о Епархиальном управлении – нам удалось за это время наладить организационную составляющую его работы. Потому что, когда я пришел в Епархию, кроме секретаря и заведующего канцелярией, все должности были номинальными. Не было рабочих мест, не было оргтехники. И у меня в кабинете кроме стола и кресла ничего не было.
Сейчас реально действуют епархиальные отделы и службы, у них есть определенные возможности. Уже активно работает информационный отдел, что немаловажно в настоящее время. Мы идем по такому пути, что на должности в эти отделы и службы ищем мирян, которые могли бы поддерживать церковную деятельность. Как показывает практика, духовенство не готово, да и физически у священников нет времени и сил на это. Сейчас у нас подготовлена база для работы епархиальных отделов, есть помещения, есть мебель и оборудование. Надеюсь, что в ближайшей перспективе полноценно заработают все епархиальные отделы.
Пока не удалось найти таких клириков, но будем искать, воспитывать тех, которые хотят трудиться. Потому что большая часть нашего духовенства привыкла, они внушили себе, что главное, и чуть ли не единственное, что задача священника – это только молиться. И, наверное, чуть-чуть во время богослужения проповедовать. На самом деле – это неправильно. Так невозможно. Если только увлекаться одной молитвой, а мы понимаем, что мы люди немощные, а как говорил преподобный Серафим Саровский, нужно еще и делать. Молитва наша, как бы не была велика, хороша и крепка, она должна подтверждаться делами. А это как раз – благотворительная, социальная деятельность Церкви, работа с молодежью, с будущим поколением, которое придет вместо нас. Мы должны понимать то, что после нас храмы не должны опустеть. А эту смену нужно воспитывать. К сожалению, с современным молодым поколением сложно работать, у них очень много соблазнов, необходимо оградить их от этих соблазнов, показать другие цели в жизни. Это – задача священника, Церкви. Для этого необходимо работать в образовании, не только в воскресных школах, а идти в светские школы. Кстати - использовать преподавание Основ православной культуры. У нас есть районы, где почти 100% выбрали ОПК. Это заслуга, в первую очередь, духовенства. Священники идут в школы, на родительские собрания, разговаривают с родителями, с администрацией школы. В городах сложнее. И результаты пока здесь плачевные. Например, в Можге – ноль процентов, в Сарапуле – два процента выбравших ОПК. Здесь предстоит работать. Мы ищем таких людей среди педагогов, которые могли бы с нами сотрудничать, могли бы работать в епархиальном отделе. Потому что со стороны войти в среду педагогов очень сложно. Людям из этой среды будет проще работать с коллегами.

Дмитрий Половонистов: - Как складывается взаимодействие со светской властью?

Епископ Антоний: - В личном плане – хорошие отношения. Я познакомился со всеми главами районов. С некоторыми руководителями встречаюсь каждый раз, когда посещаю район.
Но в целом отношения с властью во всем регионе тяжеловатые. Видимо, это сохранилось с советского времени, осталась некая удаленность власти от Церкви. Некая боязнь что ли, отстраненность. Это особенно касается сферы образования, которая очень консервативная, замкнутая. С ними, как правило, трудно найти общий язык.
Что касается Сарапула, здесь нет вопросов, по которым бы мы сталкивались. Всегда есть уступки и понимание. Есть темы, которые касаются будущего, например восстановления кафедрального Вознесенского собора. Думаю, что время покажет необходимость того, что храмы нужны. И не только новые, необходимо восстанавливать и старые. Это нужно, это должно, это, в конце концов – правильно. Что касается исторической части города, то вокруг храма постепенно воссоздавалась бы вся историческая среда города. И город Сарапул приобретал бы свой реальный исторический вид. Это касается тех храмов, которые являются доминантами – Вознесенский собор, Петропавловская колокольня при Покровском кафедральном храме. Это придаст городу исторический облик.
Может быть, со временем, когда у нас появятся монахи, то встанет вопрос о восстановлении Старцевогорского Иоанно-Предтеченского мужского монастыря. Это было бы очень красиво. Сейчас город украшает Никольский храм, если смотреть с Камы. А если бы еще на самом верху города стоял комплекс монастыря, в котором были бы настоящие монахи, подвижники. Конечно, это мечты, потому что монашество – трудный подвиг, и особенно в современном мире, и особенно в России, потому что не сохранилось монашеских традиций, даже в тех монастырях, которые давно возрождены. Внешне они выглядят хорошо, но необходимо воссоздавать внутреннюю монашескую жизнь. Это гораздо труднее, чем строить храмы. Конечно, храмы тяжело строить, нужны финансы, нервы, силы. Но это вопрос времени и вложений. А внутреннюю монашескую жизнь никакими деньгами не создашь. Время, силы, труд самих монахов, духовников, которые с ними будут трудиться. Это тоже проблема – духовников нет. У нас есть женский монастырь, но нет хорошего духовника, который бы сестер поддерживал и давал духовные советы всем приходящим верующим.

Дмитрий Половонистов: - Владыка, расскажите о Благовещенском монастыре подробнее.

Епископ Антоний: - Это в основном моя инициатива. Сейчас мы сместили акценты. Сначала мы говорили о создании Благовещенского монастыря. Но я думаю, что Благовещенский монастырь должен возродиться на своем историческом месте. Создавать монастырь с таким названием в другом месте – я считаю, неправильно. Мы пошли по пути организации подворья уже действующего Серафимовского монастыря в Норье. На подворье – монашеское сестричество, из которого в будущем организуется Благовещенский монастырь. Конечно, мы очень надеемся, что нам передадут историческое здание, которое находится на территории Сарапульского радиозавода, но это непросто. На предприятии сложная ситуация. Новое руководство завода в деловых разъездах, и пока не получается встретиться.
Я уже как-то говорил, что город Сарапул самостоятельный и самодостаточный, и не нужно никаких вливаний финансовых, если бы наши заводы заработали в полную силу. У нас крупные и сильные предприятия – «Элеконд», ЭГЗ, КБ «21 век», Радиозавод. Если бы государство обеспечило эти предприятия заказами, мы могли бы их силами многое изменить в городе. Я не говорю только про Церковь, а про весь город Сарапул.
Я не строил конкретных планов, что за год надо что-то перевернуть, переломить. Конечно, были определенные задачи: открыть новые приходы, рукоположить определенное количество священников. Но, я думаю, это не главное, спешить с этим не надо. Для меня как епископа необходимо лучше знать свою паству, епархию. Для того чтобы открывать новый приход, надо знать – а пойдут ли туда люди, будут ли поддерживать храм. Для этого необходимо время. Что касается рукоположений – это очень серьезный вопрос. Спешить здесь нельзя. Во-первых – это судьба человека, мы решаем его судьбу, его будущее. Рукоположить ведь недолго. Совершена литургия и он уже диакон или священник. А каждый ли готов нести этот крест через всю жизнь? Осознают ли они это? Больше того, бывает такое, что после рукоположения он становится не помощником Церкви, а порой даже вредит Церкви своей жизнью. Такое бывает. Тут ошибаться очень опасно – это судьба человека и судьба всей Церкви. На батюшек смотрят люди, тем более, сейчас все открыто, мы живем как под увеличительным стеклом. Каждый наш поступок или слабость видны всем, на широкое обозрение. К сожалению, именно плохое, что есть в жизни священства, очень легко и быстро выходит наружу. А вот хорошее, и мы в этом году очень много хорошего сделали, об этом люди не знают, мало об этом рассказывается, не освещается.

Епископ Антоний

У нас были события, которые важны не только для нашей епархии, но и для всей полноты Православной Церкви в Удмуртии, и для Республики. Недавно прошел первый Епархиальный съезд родителей детей с ограниченными возможностями. Мы смогли собрать их в одном помещении, показать и рассказать, как таким детям давать образование, как получать хорошие медицинские услуги. Обсудили проблемы, которые в будущем нуждаются в решении на городском и государственном уровне. Меня больше всего удивило то, что кроме внешних проблем, таких как, например, неприспособленность городской среды к инвалидам, есть неприятие их здоровыми людьми. Например, в детских садах. Это говорит о нездоровом состоянии нашего общества. Если даже дети не готовы принимать больного ребенка, общаться с ним, видеть в нем человека, - это очень опасный признак общества. Современное общество находится в плачевном состоянии, такая жестокость. Дети сами по себе бывают жестокими, но это очень печально. Об этом нужно говорить – это задача и Церкви и государства – воспитывать людей в любви, в терпении. Не в толерантности, как нам говорят. Надо уметь любить, любить человека, принимать его таким, какой он есть.

Дмитрий Половонистов: - Если мы говорим о знаковых событиях, расскажите про крестный ход и литургию под открытым небом.

Епископ Антоний: - Крестный ход с образом Святителя Николая мы проводили уже не первый раз. В этом году событие прошло более торжественно. Приехало много архиереев на эти торжества. Всенощное бдение мы совершали на улице, на паперти Свято-Никольского храма. Было больше народа, и впервые образ Святителя Николая несли по городу представители власти, глава города, почетные граждане. Это о многом говорит, о том, что они откликаются, у них есть вера и желание ее реализовать.
Впервые собором духовенства и архиереев мы совершали литургию в память священномученика Амвросия, епископа Сарапульского, на открытом воздухе, на месте разрушенного кафедрального Вознесенского собора. С 30-х годов прошлого века, когда храм был снесен, на этом месте не было богослужений. И я считаю это знаковым событием – мы молились на месте, где совершали богослужения наши предки.

Дмитрий Половонистов: - Владыка, расскажите о планах на год предстоящий.

Епископ Антоний: - Мы вступаем в юбилейный год трагических воспоминаний о переворотах в нашей истории. Февральская революция 1917 года, когда затем Государь был вынужден отречься от престола, от власти. Это было трагическое состояние нашего государства, народа. Революции на пустом месте не происходят. Масса народа в духовном плане до того себя довела, что христианские ценности ушли из жизни русского народа. Это и трагические октябрьские события. Начиная с 2017 года церковь будет вспоминать тех или иных новомучеников и исповедников Российских. Почти каждый день будет совершаться 100-летний юбилей их подвига, в том числе и нашего священномученика Амвросия, епископа Сарапульского.
Вместе с тем мы будем вспоминать и хорошие даты. Весь предстоящий год станет подготовительным к событиям года 2018-го. Это 150-летие Сарапульского викариатства, когда первая епископская кафедра появилась на удмуртской земле. Викариатство открывалось самостоятельным. Тогда первый архиерей самостоятельно управлял епархией и жил в Сарапуле. Также будет отмечаться 100-летие Сарапульской, уже самостоятельной епархии. А еще в 2018 году мы встретим пятилетие возрождения нашей Сарапульской епархии.
К юбилейному году будем готовиться, не столько внешне, сколько каждодневным упорным трудом, в том числе и на ниве образования. Будем работать со светскими школами и уделим особое внимание школам воскресным, потому что из всех существующих воскресных школ только одна дотянула до необходимого статуса. А ведь это дети, которым мы даем знания на всю жизнь.
Сегодня существует проблема, что дети воскресных школ, взрослея – все это забрасывают, бывает даже, что и храм забывают. Это говорит о том, что нашу систему необходимо реформировать. Чтобы дети, закончив воскресную школу, не уходили из Церкви.
Еще раз скажу, что за этот год я не только в городах побывал, но и в деревнях, на бедных приходах, на приходах, где нет диакона, церковного хора. Какой уж есть хор, с таким и совершали богослужение. Скажу, что впечатления разные, но народ в нашей епархии очень хороший. Есть задатки и перспектива, что епархия будет развиваться. Может быть, к 10-летию служения мы сможем больше рассказать о проделанной работе.
Что еще из планов? Мы надеемся, что организуем социальный центр. Нашелся благотворитель, готовый в этом помочь. Сарапульцы в этом нуждаются. Мы будем оказывать помощь людям, попавшим в тяжелое финансовое положение, раздавать бесплатные обеды. У нас при каждом храме эту уже организовано. Люди нуждающиеся могут прийти и получить элементарное горячее питание, кусок хлеба. В социальном центре мы будем это делать уже на постоянной основе. В уходящем году мы выиграли грант на такую деятельность. Будет приведен в порядок уже действующий пункт по приему и раздаче вещей. Социальный центр мы, прежде всего, хотим использовать для женщин, молодых беременных или мам, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах. Жизнь показывает, что если девушка забеременела, и у нее нет мужа, родители настаивают на аборте. Церковь – противник абортов. Мы боремся против абортов, собираем подписи, выступаем. Но необходимо принимать конкретные меры. Я надеюсь, что социальный центр станет таким местом конкретной помощи молодым мамам. Они смогут какое-то время там жить в нормальных человеческих условиях, они будут обеспечены питанием. По возможности постараемся обеспечивать их минимальной работой. И, как правило, если женщина рожает ребенка, то его уже принимают все близкие и родители молодой мамы. Ведь проще отказаться от ребенка, которого еще нет. А когда перед ними плачущее существо, с морщинками, с ручками и ножками – уже трудно отказаться. Будет такое временное место, чтобы спасти человеческую жизнь.
При нашей женской консультации уже три года работает православный психолог. На сегодняшний день удалось уговорить родить ребенка 72 женщины, которые стали мамами. За три года – 72 спасенных жизни. Если бы удалось еще обеспечить элементарной помощью, временным жильем, питанием, то эта цифра бы была в разы больше. Может, сделаем детскую комнату для мам, где они могли бы на какое-то время оставить ребенка, чтобы сделать свои дела, оформить документы, посвятить какое то время своим личным вопросам. Думаю, что в следующем году приступим к строительству такого центра, место для этого есть.
В ближайшем будущем нам вернут здание Сарапульского духовного училища. У города были свои планы на это здание, но глава Сарапула решил отдать здание епархии. Если все будет по плану, мы можем попасть в программу Министерства культуры по созданию духовно-просветительских центров. Государство выделяет средства для новообразованных епархий на строительство таких центров. Думаю, у нас получится создать в этом здании такой центр. Там достаточно большие площади, и мы будем использовать его для воспитания и образования детей и молодежи.
Что касается строительства храмов. Я бы очень хотел в Сарапуле, в районе Элеконда построить храм, или целый комплекс. И было бы лучше там разместить социальный центр, а также духовно-просветительский центр. Это самый востребованный объект для Сарапула. Район города большой, молодой, развивающийся, но таких центров там нет. Нет храмов в шаговой доступности.
Не хватает храмов в городе Можге. Два храма на 50 тысяч людей, это очень мало. Да и сам кафедральный собор нуждается в серьезной реконструкции. В Можге нет зданий, помещений, где можно было бы организовать просветительский центр для молодежи или школу. Мы просили помочь в этом Можгинскую администрацию, ждем ответа. Для Можги – это живая необходимость, потому что это еще один центр епархии, где вокруг много районов. У можгинцев есть интерес к Православию, недавно я встречался там с работниками культуры, которым интересна Церковь. Но нам приходится ютиться в маленьких помещениях, в библиотеках. У Церкви должно быть свое специальное помещение для этого, может быть, с небольшим, но конференц-залом, где были бы помещения для кружков, для секций, для воскресной школы.

Благодарю всех, кто принял меня. Есть определенные сложности, но я благодарен духовенству и мирянам, кто оказывает мне свою любовь и внимание. Когда я совершаю богослужения – храмы наполнены народом. Это говорит о том, что люди уважают и любят вообще своего епископа, ну и немножко лично меня. Я надеюсь, что это в дальнейшем продолжится. Может, мы будем как-то стараться общаться ближе.

Мы привыкли, что архиерей недоступен. Приехал, торжественно послужил. Я ставлю себе задачу быть ближе к мирянам, к народу. Опыт проведения таких встреч у нас есть. Архиерей должен, обязан заботиться о своих мирянах, вникать в их проблемы. У нас в истории России это было, по крайней мере, до петровских времен. Не только Патриарх обладал возможностью печалования перед Царем, но и епископ мог печаловаться за мирян местным властям, воеводам. Думаю, что и такая традиция тоже в какой-то степени возродится.

Дмитрий Половонистов по заданию редакции газеты «Православные Вести. Ижица»
С благодарностью, Александр Чураков
31.12.2016

Актуальные публикации

Закладки

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru