Home Статьи, публикации Публицистика История Свято-Георгиевской церкви в поселке Сыга, в Удмуртии

Основные темы газеты

Соцсети

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

История Свято-Георгиевской церкви в поселке Сыга, в Удмуртии

Свято-Георгиевский храм

На юго-западной окраине города Глазов, рядом с поселком Сыга стоит скромная белоснежная церковь. Через поле от храма широко раскинулось под сенью берез и тополей старое городское кладбище. Над ярко-синей крышей храма горят под солнцем крохотные золотые луковки-купола. Время от времени над Сыгой и окрестными лугами плывет негромкий колокольный звон...
Этот маленький храм, посвященный святому великомученику Георгию Победоносцу, был возведен в далеком 1989 году, незадолго до крушения Советского Союза. Георгиевская церковь стала первым православным храмом, построенным в конце ХХ века на удмуртской земле, ознаменовав собой завершение долгой и жестокой эпохи государственного атеизма.

В августе 1960 года, в самый разгар яростной антирелигиозной кампании, объявленной первым секретарем КПСС Никитой Хрущевым, в Глазове на площади Свободы был взорван давно закрытый Преображенский собор. Но взрыв не смог обрушить старый храм и два года глазовские строители отбойными молотками и гусеницами тракторов дробили прочные кирпичные стены собора.
Когда на месте Преображенского храма оставалась только груда развалин, была закрыта деревянная Георгиевская церковь, стоявшая на улице Короленко с начала ХХ века. Поздно вечером 10 апреля 1962 года, на глазах горожан за четыре часа храм был снесен до основания.
После гибели Георгиевской церкви в Глазове не осталось ни одного православного храма. Власти города так и не дали возможности прихожанам ни зарегистрировать свою общину, ни получить помещение для молельного дома.
Несмотря на все запреты, верующие горожане тайно собирались для богослужений в своих домах и квартирах. Но для того, чтобы войти под своды храма хотя бы в церковный праздник, глазовчанам приходилось уезжать в большие города – в Пермь, в Киров, в Ижевск... Но чаще всего люди отправлялись в соседний Балезинский район – в село Каменное Заделье, где в лесу у святого ключа на берегу реки Чепцы стоял деревянный Трифоновский храм. Временами глазовчане навещали Ильинскую церковь в селе Васильевском Красногорского района. До 1917 года в селах Северной Удмуртии стояло более 40 церквей, но полвека спустя только в этих двух сельских храмах еще продолжало звучать слово Божие.
Как вспоминала глазовчанка Валентина Николаевна Прокашева, «вместе с другими верующими Глазова я была вынуждена ездить на богослужения к отцу Феодосию в Каменное Заделье, притом только по большим праздникам. Добираться туда было очень непросто. Приходилось иногда отпрашиваться пораньше с работы, садиться в автобус до Балезино, а потом 16 километров идти пешком по лесу. А после богослужения сколько же километров надо шагать обратно. В октябре в церковь приходилось идти все время под дождем...
Лучше же ходить было в теплое время года. Мы тогда в Каменное Заделье по берегу реки Чепцы из поселка Балезино шли и обратно. Помню, все вместе со службы в церкви по берегу идем, хором песни духовные поем...
Хуже всего было зимой, на Рождество и Крещение. Со службы в Трифоновском храме приходилось возвращаться довольно поздно, в темноте. по ночному лесу. Страшно было, вдруг чего случится. Но, видимо, Бог меня берег...»
Так продолжалось долгие 26 лет.
Православные глазовчане, в большинстве своем женщины, уставшие от необходимости постоянно уезжать на богослужения за пределы города, время от времени пытались получить от властей разрешение на свой храм в Глазове. В августе 1980 года группа верующих из 20 человек обратилась в исполком Глазовского горсовета с заявлением «о регистрации и выделения им специального дома» для молитвенных собраний, но получила отказ.
Тогда делегация глазовчан из 4-х человек отправляется в Москву в Совет по делам религий при Совете Министров СССР. Но в ответ верующие слышат только туманные обещания. В редакцию центральной партийной газеты «Правда» раз за разом были отправлены две жалобы на то, «что нет возможности добираться до ближайшей церкви, расположенной в с. К. Заделье Балезинского района в виду отмены автобусного маршрута г. Глазов – с. Кулига».
В октябре 1982 года верующие еще два раза приходят в исполком горсовета с требованием «решить вопрос о регистрации православного общества г. Глазова или восстановления прежнего автобусного маршрута». После этого власти срочно принимают меры к ремонту дороги и восстанавливают маршрут, так как иначе, согласно закону, исполкому пришлось бы зарегистрировать общину.
В марте 1985 года Генеральным секретарем ЦК КПСС становится Михаил Сергеевич Горбачев. Вскоре был провозглашен новый политический курс, получивший название «перестройка». Уже в 1986-м в Советском Союзе начинается постепенный пересмотр политики государства по отношению к Русской Православной Церкви и другим религиозным общинам.
В конце апреля 1988 года перед телекамерами разных стран мира состоялась встреча Святейшего Патриарха Пимена и членов Священного Синода с Генеральным секретарем М.С. Горбачевым, В стране начинается подготовка к широкому празднованию в июне знаменательного юбилея – 1000-летия Крещения Руси.
Церковные деятели впервые за долгое время получают доступ к печати, радио и телевидению, участвуют в публичных дискуссиях. Одновременно по всей стране усилиями верующих начинается сбор подписей для образования церковных двадцаток, для ходатайства об их регистрации и передачи им зданий храмов.
Не остались в стороне и верующие жители Глазова. Как известно из воспоминаний очевидцев, в то время в городе инициаторами всех обращений в властям о необходимости строительства храма были Николай Боталов, Марфа Бухарина, Надежда Папулова и Иулиания Лекомцева.
Нелегкий крест ходатая за всех православных глазовчан добровольно возложила на себя пенсионерка Чепецкого механического завода Валентина Котлячкова. Долгое время ей приходилось стучаться в закрытые двери начальственных кабинетов, подавая лично и рассылая заявления верующих по всем высоким инстанциям – в Глазов, в Ижевск, в Москву... Только любовь к Богу, а также упрямый и жесткий характер помогали Валентине Романовне в течение почти двух лет пробивать собой глухую стену равнодушия и неприязни со стороны советских чиновников-атеистов.
Глазовчанам и делом, и пастырским словом помогал молодой священник Виктор Костенков, настоятель церкви преподобного Трифона Вятского в Каменном Заделье. Много лет спустя, в 2013 году, он будет пострижен в монашество с именем Викторин. Через два года Патриарх Московский и всея Руси  Кирилл возведет епископа Сарапульского и Можгинского Викторина в сан митрополита Ижевского и Удмуртского.
Как вспоминал владыка Викторин, из Каменного Заделья он периодически «приезжал в Глазов. Его привозили на квартиру, где жили две сестры-старушки. Вечером раздавался условный стук в дверь, батюшка выходил с сумкой, в которой лежали подрясник, миро, требник, маслице. И шел крестить.
Все делали тайно... До утра, пока не рассветет, я ходил по домам, крестил глазовчан и больших, и малых. Бывало 10-15 человек за ночь. Утром возвращался на явочную квартиру к старушкам, высыпался и уезжал в Каменное Заделье...»
В январе 1987 года на имя Председателя Верховного Совета СССР А.А. Громыко из Глазова за подписью Николая Боталова было отправлено письмо с просьбой дать «разрешение на восстановление церкви». Заявление верующих было передано сначала в Ижевск, а затем в Глазов. Но в мае председатель исполкома городского совета Александр Волков объявил Николаю Павловичу, что открытие храма «не представляется возможным» в силу того, что «в соответствии с генеральным планом развития города до 2006 года строительство церкви в Глазове не предусмотрено», а также, «согласно официальным данным, практически обряды совершают единицы».
11 июля 1987 года епископ Казанский и Марийский Пантелеимон (Митрюковский), временно управляющий Ижевской епархией, отправил в Москву письмо председателю Совета по делам религий К.М. Харчеву. Владыка писал: открытию церкви в Глазове «органы власти местной всячески препятствуют. Категорически прошу удовлетворить просьбу верующих» и «предоставить им право возможности на устройство помещения для исполнения религиозных обрядов».
Спустя полгода, 24 февраля 1988 года, владыка Пантелеимон снова шлет по тому же адресу послание с той же категорической просьбой: «удовлетворить просьбу верующих г. Глазова».
Тем временем председатель горисполкома Александр Волков, впечатленный упорством и доводами верующих, начинает помогать им в благом деле. Без сомнения, это решение далось Александру Александровичу непросто, но здесь свою роль сыграло то, что и его бабушка, и мать были глубоко верующими людьми.
Как позднее вспоминал первый президент Удмуртской Республики, «верующие ходили ко мне, просили помочь им. Я подсказал, что нужно сделать, куда обратиться, чтобы получить самому себе поручение им помогать. Чисто бюрократическая процедура, но...»
29 февраля верующие глазовчане сразу по пяти адресам рассылают новое заявление. В своем письме горожане писали: «...Нам приходится ездить молиться в ближайшую церковь в переполненном автобусе, всю дорогу стоя на ногах, которая находится в 50 километрах от г. Глазове в лесу. ˂...˃ В весенне-осенний и летний дождливый период добираться практически невозможно из-за плохого состояния дорог...
Зачем же издеваться над больными, престарелыми и немощными людьми, которые, когда имели здоровье и силы, полностью отдавали себя на служение Родине. Это не выход из положения гонять народ за столько километров по таким дорогам.
Мы верующие граждане, честные советские люди, многие из нас имеют правительственные награды за боевые и трудовые дела. ˂...˃
30 человек ходатайствуют о регистрации общества от имени многих православных верующих г. Глазова. Подлинник с подписями в количестве 700 человек, которые по закону просят о регистрации общества находится в Глазовском горисполкоме...»
Письмо глазовчан было рассмотрено в Совете Министров УАССР, и в апреле уполномоченный Совета по делам религий по Удмуртской АССР М.П. Пономарев проводит беседу с членами глазовского горисполкома. По рассказам верующих, из Москвы поступило распоряжение более не препятствовать горожанам в их желании построить храм.
16 июня 1988 года исполком Глазовского горсовета постановил: «выйти с ходатайством перед Советом Министров Удмуртской АССР о регистрации религиозного общества русской православной церкви г. Глазова».
20 июня республиканский Совет Министров поддержал решение исполкома. В тот же день уполномоченный М.П. Пономарев доложил в Москву: «принимая во внимание, что группа православных верующих признает советское законодательство о религиозных культах, а также их желание в регистрации, считаю возможным зарегистрировать религиозное общество в городе Глазове...»
15 июля 1988 года Совет по делам религий при Совете Министров СССР наконец-то, впервые за много лет, зарегистрировал православную общину в Глазове и поручил «горисполкому в двухмесячный срок решить вопрос о молитвенном здании или помещении для этого религиозного общества».
Первоначально, верующие глазовчане настаивали на том, чтобы построить свой храм в центре города, и лучше всего – на площади Свободы, где раньше стоял разрушенный в 1960-е годы Преображенский собор. Но власти города и республики на такой вариант согласиться не могли. По свидетельству Валентины Прокашевой, первоначально молельный дом «предполагалось построить на улице Драгунова, сразу направо за мостом-путепроводом через железную дорогу. Один горожанин был готов для устройства церкви отдать свой дом, стоящий через улицу напротив СПТУ №32. На собрание верующих, состоявшемся на этом месте приезжал даже сам председатель горисполкома – Александр Волков.
Но скоро выяснилось, что на месте предполагаемого строительства под землей проложен кабель. Поэтому власти стройку здесь запретили и дали новый участок в пригороде Глазова – деревне Сыга. Туда, на новое собрание верующих снова приезжал Александр Волков, где выступал от имени городских властей».
На том месте у деревни Сыга раньше закапывали павший скот. Но верующим пришлось согласиться – других вариантов просто не существовало.
По воспоминаниям Александра Александровича, он «подыскал и предложил место для строительства храма. Верующих место вполне устроило: оно было на окраине города, отвели большой участок земли, автобус рядом. Зато я за свою активную помощь церкви от горкома партии получил нахлобучку. Меня это не очень-то огорчило, потому что искренне хотел быть полезным в строительстве храма...»
Случайным свидетелем этого неприятного разговора стал Евгений Самойлов, руководивший тогда отделом культуры Глазовского горисполкома. По словам Евгения Григорьевича, «я как работник идеологического сектора должен был отметиться в конце рабочего дня не только у председателя исполкома, но и у партийного куратора – секретаря горкома партии Брылякова Аркадия Иосифовича – «серого кардинала города»...
Однажды в 8-м часу вечера захожу к нему, в такое время по партийному этикету без стука, а там Аркадий Иосифович Александра Александровича, что называется, таскает за чуб: «Ты что? Конституцию ещё никто не отменял: государство и религия у нас по конституции разделены. Какие еще паспорта на земельные участки религиозным организациям?!»
Но Александр Волков держал удар достойно, отбиваясь доводом о том, что православные, как и его мать в далёком Брянске, имеет право на свободу вероисповедания, как все полноправные граждане Советского Союза…»
Как сообщал в Москву уполномоченный М.П. Пономарев, после регистрации православной общины в Глазове «подходящего готового здания ни исполком городского Совета народных депутатов, ни сами верующие не нашли. Поэтому исполнительный орган религиозного общества обратился в горисполком с заявлением о выделении земельного участка под строительство деревянного молитвенного дома площадью 192 квадратных метра с печным отоплением, жилого дома площадью 35 кв. метра, сарая площадью 50 кв. метров...»
2 сентября 1988 года исполком Глазовского горсовета постановил выделить православной общине «земельный участок площадью 0,42 га в юго-западной части г. Глазова для строительства молитвенного дома». 12 октября Совет Министров Удмуртской АССР окончательно утвердил это решение.
Епископ Пантелеимон поручил о. Виктору Костенкову помочь глазовчанам возвести храм. В один из осенних дней в присутствии верующих батюшка освятил место начавшейся стройки. Здесь была заложена новая церковь и поставлен крест.
Был заказан проект храма в Сыге. Но в Удмуртии уже много лет не строили церквей, и никто не знал, как следует возводить здание православного храма. Тогда проектировщик отправился в Каменное Заделье, чтобы обмерить Трифоновскую церковь со всех сторон. Так старый храм, построенный в начале ХХ века по канонам древнерусского зодчества известным вятским архитектором Иваном Чарушиным, послужил основой для чертежей глазовской церкви.
К тому времени верующие уже начали сбор средств, а также поиск и заготовку материалов для стройки. По словам митрополита Викторина, «храм в Сыге строили всем миром. Ветераны Великой Отечественной войны, которым тогда давали стройматериалы для садовых домиков, пачками несли заявления о том, что передают брус, доски и прочий пиломатериал для строительства храма...»
За сбор средств отвечала казначей общины Марфа Бухарина. Для возведения долгожданного храма верующие жертвовали рубли, десятки, сотни и более. Некоторые отдавали полностью свои пенсии, говоря при этом: «А прожить до новой нам дети помогут».
Одна мирянка, Соломия Меньшикова, даже отдала на строительство храма свои сбережения – все, что у нее было. Как вспоминали верующие, «были ведь такие люди... Понимаете, строили от души, и на средства, и руками прихожан...»
К 6 января 1989 года, согласно справке исполкома горсовета, на храм в Сыге верующими было пожертвовано 3892 рубля, и все они, до копеечки, были израсходованы на «строительство молитвенного дома». Следует напомнить, что средняя пенсия в Советском Союзе в 1985 году составляла от 47 до 72 рублей.
Время от времени председатель горисполкома Александр Волков продолжал заезжать на стройку в Сыге. Начиная с 1970-го и до 1986 года, он трудился на стройках Глазова, где прошел путь от мастера-строителя до начальника строительного управления Чепецкого механического завода. Поэтому, по свидетельству верующих, его советы оказались чрезвычайно полезными для строителей храма.
Помимо советов, как вспоминал Александр Александрович, в 1988-м он помогал «и материалами, потому что в то время директора боялись оказаться уличенными в поддержке церкви. Все делалось с оглядкой на партийные органы. Поэтому я писал письма, брал под свою ответственность выделение материалов и техники. Ездил, подсказывал, как делать. Словом, посильную помощь я оказал, чтобы ... в Глазове появилась первая церковь».
В 1989 году Александр Волков был переведен в Ижевск на работу в Госплан УАССР. А в 2000-м он был избран на пост Президента Удмуртской Республики.
По словам прихожанки Георгиевской церкви Лидии Николаевны Подгорновой, храм возводили в основном сами верующие хотя среди них почти не было специалистов-строителей. Возглавил стройку пенсионер Павел Чернышев, а помогали ему Николай Боталов, Александр Шамшурин, Надежда Папулова и другие.
Как вспоминали о Павле Чернышеве прихожане, он был весьма невысокого роста, и оказался очень хорошим организатором. Павел Петрович страдал от смертельной формы рака и его уже выписали из больницы домой умирать. Но когда он пришел на стройку, то страшная болезнь на время отступила. После окончания работ Павел Чернышев еще успел послужить в храме, и только затем уходит из жизни...
На стройке верующие трудились и прорабами, и строителями, и малярами, и плотниками, и подсобными рабочими. Делали все, кто что мог, без оплаты. Мужчин не хватало, так что тяжелые работы выпали в основном долю женщин: копка земля под фундамент просфорни и храма, даже погрузочные работы.
По словам участников стройки, Павел Чернышев сказал им: «Мы начинаем строить храм. Нам надо лес, лес, лес». Где-то в деревне были куплены два старых дома. Пять женщин, приехав из города, разобрали эти постройки и начали грузить бревна вручную, веревками затягивали их на машины. Как вспоминала Елена Дмитриевна Боровикова, «вымотались так, до того, что мы уже не можем. Но тут идут какие-то мужчины, незнакомые совершенно, и спрашивают нас: «Что вы тут делаете, женщины?» А мы рассказали им, что собираем тут бревна для храма. И мужчины помогли нам погрузить их в машины».
Из этих бревен у входа в будущий храм построили подсобное помещение – сторожку, которая сейчас служит храму просфорней. Был выкопан фундамент церкви, и началось возведение ее стен.
30 ноября 1988 года Святейший Патриарх Пимен и Священный Синод принимают решение об открытии самостоятельной Ижевской епархии. Возглавил ее епископ Палладий (Шиман), сразу же поддержавший стремление верующих глазовчан построить свой храм.
В конце 1988 года о. Виктор Костенков был переведен в Ижевск на место настоятеля Успенской церкви. В последующие годы батюшка построил и восстановил немало храмов в Республике Марий Эл, Татарстане и Удмуртии. В 1993 году он возглавил перестройку Александро-Невского кафедрального собора в Ижевске, а с 2000 года курировал возведение пяти храмов в столице Удмуртии. В 2004-2007 годы о. Виктор руководит воссозданием в центре Ижевска разрушенного в 1930-е годы величественного Михайловского собора.
Ижевской епархии в трудном и благородном деле храмостроительства продолжал помогать и советом, и делом президент Удмуртии Александр Волков. Тогда же в республике начинается проведение в жизнь масштабной президентской программы «Восстановление храмов Удмуртии». Так глазовская церковь оказалась первой в списке храмов, построенных и воскрешенных из небытия трудами митрополита Ижевского и Удмуртского Викторина и президента Александра Волкова.
В начале 1989 года владыка Палладий отправил в Глазов священника Ижевской Успенской церкви Виктора Коньшина. Прежде батюшка трудился на должности инженера на заводе «Ижтяжбумаш», а в 1984 году становится алтарником в Успенском храме Ижевска. В 1985 году он был рукоположен епископом Казанским и Марийским Пантелеймоном в сан диакона, а затем – в сан иерея. Как вспоминали верующие, сразу по приезде в Глазов о. Виктор сказал им: «Я приехал вам помогать».
К февралю здание сторожки было построено полностью, а на месте храма успели возвести от фундамента венца четыре или пять. Поэтому первые богослужения в Сыге проходили в сторожке. В одной ее части была кухня, а в другой устроили молельную комнату площадью в 14-15 кв. метров. Стены молельной обтянули черным материалом. В углу поставили маленький престол и жертвенник, закрыли алтарь занавеской, принесли печку-буржуйку. Места в сторожке было мало, и во время церковной службы многим прихожанам приходилось стоять на улице.
Как вспоминали верующие и сам батюшка, «алтарь тогда холодильником был». Зимой в молельной было настолько холодно, что священник, причащая людей, боялся выронить из замерзших рук чашу со святыми дарами.
Хотя верующие поселили о. Виктора Коньшина в филиале гостиницы «Глазов», священник часто оставался по ночам охранять стройку и спал в сторожке на досках. Жилого дома при храме построить еще не успели.
Несмотря на зимние морозы, народ потянулся в Сыгу. Деньги, полученные за богослужения и за требы, сразу же шли на закупку материалов и достойную зарплату рабочим-строителям. Бревна для стройки выписывали с завода за наличный расчет. Но средств не хватало, и в феврале, по просьбе церковного совета, епископ Палладий выдал глазовчанам ссуду в 5 тысяч рублей сроком на 3 года.
Как вспоминала прихожанка храма Валентина Прокашева, «после службы все собравшиеся из сторожки шли сразу на стройку. Все верующие города, кто как мог, участвовали в строительстве этого храма. Мы и на стройке сами работали, ночей не спали. И мастерок в руке держали, и глину месили, и раствор каменщикам подносили. Я, помню, стену конопатила, между бревен паклю железным инструментом забивала. Однажды чуть со стены не упала. Работали все, не жалея сил и средств. Поэтому Георгиевская церковь была построена очень быстро...»
По мнению очевидцев, всего в возведении храма участвовало около ста человек. По словам о. Виктора Коньшина, «храм люди строили верующие, которым было далеко за пятьдесят, за шестьдесят, некоторым даже семьдесят лет. Приходили также работать молодые ребята и девушки. Кто паклю забивал, кто мох подтаскивал, сгребали щебень, щепу... Много разных людей. И, молодые, как это сказать, были люди не из простого сословия, которые занимали в городе Глазове довольно значимые посты...»
По свидетельству Валентины Андреевны Абашевой, среди участников стройки особенно выделялись супруги Александр и Таисия Шамшурины. Александр Иванович работал на мебельной фабрике, «очень был аккуратный, все мог сделать. Руки у него были золотые, всю обшивку кругом сделал...»
К концу апреля здание церкви было почти готово. Местами храм не успели достроить до конца, не было колокольни, которую поставят спустя несколько лет. Но все же было решено начинать в храме службы, а все недоделки устранить потом.
К тому времени в Глазов вернулась часть имущества и икон, ранее принадлежавших старой городской Георгиевской церкви. В 1962 году, после разрушения храма, по решению исполкома горсовета многие «предметы культа» были увезены в церковь села Каменное Заделье. Накануне Пасхи, 25 апреля 1989 года настоятель Трифоновской церкви архимандрит Феодосий (Тепляков) передал по акту глазовской общине иконостас из пяти икон, три евангелия, более двух десятков икон и другие богослужебные предметы.
Немало образов принесли в храм из своих домов и сами горожане.
Кроме того, о. Виктор отправился на свою родину – город Воткинск, и настоятель местного Спасо-Преображенского храма, отец Василий, передал ему для глазовской церкви очень много хороших икон. И вот когда Георгиевская церковь была наполнена святыми ликами, состоялось торжество освящения храма.
30 апреля 1989 года, в Пасху, в помещении сторожки прошла последняя служба. Освящение пахнущего свежей смолой нового храма было назначено на 6 мая – День памяти святого великомученика Георгия Победоносца.
На торжество в Глазов приехал епископ Ижевский и Удмуртский Палладий. В субботу Светлой седмицы, 6 мая, владыка в присутствии множества прихожан совершил освящение храма. Епископу Палладию сослужили протоиерей Вячеслав Остроумов, настоятель Воскресенской церкви города Сарапул, один из самых уважаемых священников Удмуртской епархии, его сын Олег, в будущем – благочинный Сарапульского округа, и несколько иподиаконов. В тот же день в храме отслужили первую службу в честь. великомученика Георгия Победоносца.
Как следует из справки церковного старосты, еще во время строительных работ с 20 февраля по 20 мая 1989 года в сторожке и церкви были крещены 81 человек, в большинстве дети, и проведено 95 заочных отпеваний. А к концу 1989 года в храме уже крестилось 1144 человека. Проводили в последний путь 204 усопших и были обвенчаны три пары.
В октябре 1989 года о. Виктор Коньшин был назначен настоятелем Вознесенской церкви села Сов. Никольское Завьяловского района. После долгих трудов о. Виктору удалось полностью восстановить полузаброшенный храм. К празднику Святой Пасхи 1990 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен наградил его саном протоиерея. За свое усердное служение о. Виктор многократно удостаивался церковных наград и до сих пор остается настоятелем церкви в селе Сов. Никольском.
6 мая 1993 года в Георгиевском храме прошла первая со дня его основания архиерейская служба, которую провел недавно назначенный вместо епископа Палладия архиепископ Ижевский и Удмуртский Николай (Шкрумко).
Со временем число прихожан Георгиевской церкви возросло настолько, что из-за тесноты на службе в храме стало невозможно наложить на себя крест. К тому же пожилым верующим было нелегко добираться до Сыги. И тогда прихожане снова начинают хлопоты об обустройстве нового храма на месте Преображенского собора. Несколько лет подряд горожане подают свои заявления и обращения, стучатся во все инстанции. И в августе 1999 года власти города все-таки передают верующим под храм здание спортивной школы на площади Свободы.
Вскоре большая часть прихожан переходит в новую Преображенскую церковь. Но в Сыге все же осталась своя община, хотя и небольшая, но крепкая и преданная своему храму. Среди прихожан Георгиевской церкви был и будущий епископ Сарапульский и Можгинский Антоний (Простихин), еще в юном возрасте начинавший служение в храме. Как рассказывал сам владыка, «нам, мальчишкам, интересно было лампады чистить, алтарь мыть, храм убирать, пономарить. Мы этим жили, дышали, дни считали от воскресения до воскресения».
У каждого христианина сердце стремится туда, куда оно тянется, а не потому, что храм красиво и пышно убран. Несмотря на то, что сегодня на Руси построено немало богато украшенных церквей и соборов, верующие зачастую предпочитают им маленькие, бедные и неприметные храмы. По мнению людей, в таких церквушках и молиться чище, и состояние лучше, и здание намоленное, больше внимания и покоя...
Сейчас во главе Георгиевского прихода стоит энергичный и деятельный иерей Георгий Кормышаков – руководитель социального отдела Глазовской епархии. По его словам, церковь в Сыге скоро станет «основой социального служения. Планируем построить на территории храма корпус, где будут жить женщины, которые оказались в трудной жизненной ситуации».
6 мая 2019 года, в Георгиевской церкви прошло архиерейское богослужение, посвященное тридцатой годовщине освящения храма. В торжестве приняли участие два архиерея – епископ Глазовский и Игринской Виктор (Сергеев) и епископ Сарапульский и Можгннский Антоний. После службы архиерейскими грамотами и знаками отличия были награждены все активные прихожане, чьими трудами был построен и украшался в течение всех прошедших лет глазовский храм святого великомученика Георгия Победоносца.

См. фотоальбом 

Кочин Глеб Александрович, архивист Глазовской епархии, научный сотрудник отдела истории МБУК «Глазовский краеведческий музей»

Актуальные публикации

Закладки

Яндекс.Метрика

Теперь Вы можете подписаться на электронную версию газеты!

Сперва выбери "Способ оплаты", затем нажми на кнопу "Оплатить".

В открывшемся окне заполни необходимые данные для подписки! Укажите в комментарии, в каком виде Вы хотите получать газету: стандартно - на бумаге, или электронно, в виде PDF на Ваш электронный ящик . Благодарим!