Home Статьи, публикации Публицистика Священник Николай Чернышев и его дочь Варвара

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Анонсы

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Voice-Love

Священник Николай Чернышев и его дочь Варвара

К 97-летию мученической кончины

«Благословляю верных рабов Господа Иисуса Христа на муки и смерть за Него».
Святитель Тихон Патриарх Московский

О. Чернышев

Родился Николай Чернышев в 1853 году, в семье священника Благовещенского собора Воткинского завода (именно так назывался посёлок, который теперь называется городом Воткинском). Его отец Андрей Иванович Чернышев, был одним самых просвещенных людей заводского посёлка, известный за его пределами не только своими проповедями, но и исследованиями в области краеведения. Занимаясь краеведением он опубликовал известную свою статью «Храм и приход Камско – Воткинского Благовещенского собора».
Николай Чернышев по примеру своего отца, стал священником, закончив в 1875 году Вятскую Духовную Семинарию. С первых дней своей самостоятельной жизни о. Николай занимается педагогической деятельностью. За усердные труды по обучению в народных школах в течении 25 лет он был награжден орденом Святой Анны 3 степени. В годы Русско – Японской войны о. Николай принимает активное участие в работе местного комитета Общества Красного Креста, за что был награждён серебряной медалью за Русско – Японскую войну.

В семье его было четверо детей. Он достаточно рано овдовел. И в последнее время проживал со своей младшей дочерью Варварой, 1888 года рождения. Которая, после окончания высших женских курсах в Казани, работала в Воткинске учителем.
Отец Николай будучи истинным христианином не мог равнодушно относится к бедам народным и принимал самое активное участие в помощи страждущих. Одной из бед постигших народ в 19 столетии было пьянство. Для борьбы с ним и просвещения простого народа он, по благословения святого Иоанна Кронштадского, учредил Воткинское общество трезвости и стал его председателем.
Подобно своему отцу он был образованнейшим человеком своего времени, известным не только своими замечательными проповедями и беседами, но и как большой ценитель искусства. На протяжении многих лет он был почетным членом Воткинского общества любителей музыкального и драматического искусства им. П.И.Чайковского.
Всю свою жизнь о.Николай посвятил просвещению своего народа неся ему слово Божие. За что снискал среди воткинских жителей заслуженное уважение и любовь. Старожилы долго вспоминали, о том, как после каждой службы в Благовещенском соборе, его провожали до дому огромные толпы народа. До самых ворот вопрошая его, и прося на прощание благословение.
Наступили грозные дни, революционного переворота в 1917 году. Власть в посёлке была захвачена большевиками. Их комитеты, по воспоминаниям техника Лоткова С.Н. состояли в основном из пришлых людей, занявших на заводе места ушедших на фронт мужчин да «большевистских прихвостней вроде техника Гилёва, двух братьев и сестры Казеновых, матроса Бердникова». Во главе их стал безграмотный уголовник Филипп Баклушин, когда-то за убийство сосланный на Сахалин, но революцией освобождённый с бессрочной каторги. «Грозный и мстительный, он возглавил местный Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и стал давить и терроризировать всё население». Начались всяческие притеснения , расстрелы без суда и следствия, насилия и грабежи. Терпение заводчан было на пределе. Не лучше дела обстояли и в окрестных селениях. Вот как их описывал крестьянин А. По[вы]шев ставший партизаном 12 роты Воткинского полка : «Вернувшиеся солдаты, те что поплоше, кто раньше был замечен в воровстве и мошенничестве, ну словом лентяи, которые раньше любили попить на чужой счёт, стали агитировать, что нужно отобрать землю у более состоятельных мужичков и без того недостаточную для хозяйства, в виду чего у нас стала дороговизна и хорошие мужички стали сеять только «про себя». И вот в нашей волости настроение стало изменяться, потому что стали у власти праздно шатающиеся лентяи...».
Не желая такой власти, её вскоре сбросил заводской народ и крестьяне окрестных селений, подняв известное Ижевско - Воткинское восстание. Отец Николай и его дочь Варвара не были безучастны, оказывая активную помощь, вдохновляя восставших и помогая им материально. Большевики стянули огромные силы в район восстания, что бы подавить его, и через 100 дней в посёлок вошли красные. В ночь на 12 ноября 1918 года все кто смог эвакуироваться и последние части Воткинской Народной армии перешли на другой берег Камы по созданному ими же мосту. Мост был взорван, не успевшие и не сумевшие эвакуироваться остались наедине с «силами большевистских банд, состоящих из мадьяр, китайцев и латышей». Полились реки крови. По информации горного инженера В.Н.Граматчикова, насильно вывезенного большевиками из Перми в Воткинск и ставшего свидетелем тех событий, именно в этот период с ноября 1918 года по апрель 1919 год было произведено больше всего расстрелов. Согласно Циркуляров финотделов НКВД и Вятского губисполкома население Воткинска в 1916 году составляло 28.349 человек, а в 1919 году только 12.127 человек. Без учёта естественного прироста население уменьшилось в 2,3 раза. Массовые расстрелы унесли по разным подсчётам от 5 до 7 тысяч ни в чём неповинных людей. Беда не обошла и крестьянский дом. По словам крестьянин а По[вы]шева « Много перерезали наших семей. Много отобрали у них лошадей и коров, хлеба и одежды, так-как всё это было оставлено на произвол судьбы. Да будут прокляты эти варвары, хулители веры и разрушители всех законов Божеских и человеческих!».
О страшных событиях тех дней свидетельствуют и сами палачи. Даже председатель воткинского ЧК Линдеман, на вопрос председатеся реввоенсовета Зорина не скучает ли он в Воткинске телеграфировал: «Работы порядочно, но признаться, что-то охладел. Ужасно изнервничался отчасти и озверел, последнее даже сам замечаю». А его работой и были выявление врагов и их последующее уничтожение.
Врагом номер один было православное духовенство. В мае 1918 года на Пленуме ЦК РКП(б) было принято решение о начале антицерковного террора. А уже в ноябре 1918 года председатель ЧК Восточного фронта Лацис отдаёт на Вятку и Пермь приказ: «Во всей прифронтовой полосе наблюдается самая широкая и необузданная агитация духовенства против Советской власти. ...Ввиду явной контрреволюционной работы духовенства, предписываю всем прифронтовым Чрезвычкомам обратить особое внимание на духовенство, установить тщательный надзор за ними, подвергать разстрелу каждого из них не смотря на его сан, кто дерзнёт выступить словом или делом против Советской власти». Приказ был принят что называется «с лёту». В начале декабря 1918 года Линдеман совместно Зориным готовят зловещее мероприятие, которое именуют «программа №490». В понедельник, 13 декабря (новый стиль) Зорин и его помощники прибывают в Воткинск. Зорин вскоре телегафирует в Реввоенсовет: «Понедельник я Семков Шапошников ездили Воткинск устроили там три митинга между прочим один в соборе прошли довольно хорошо в церкви были оппоненты которых успешно разбили точка». Оппонентом и был отец Николай Чернышев, которого большевики «успешно разбили». Но не в дискуссии как оппонента, а попросту арестовали и бросили в тюрьму. Народ в последующем вспоминал, что когда стали арестовывать отца Николая, его дочь Варвара бросилась к отцу и крепко обхватила его, что её ни кто не смог оторвать ни красноармейцы ни сам священник. Так их вместе и увели. В тюрьме они просидели до 2 января 1919 года.
В этот трагический день их вывели из тюрьмы и расстреляли, на берегу пруда ( напротив нынешнего музея П.И. Чайковского). Красноармеец, попросившийся погреться в один из соседних домов рассказывал: «Расстреливали длинногогривого, но ни как не могли, сделали несколько выстрелов, а он всё до последнего что то шептал перебирая губами». Несомненно, это были последние его прижизненные святые молитвы. На требование снять крест он им ответил: «Вот умру тогда и снимите». Вместе с ним была расстреляна и Варвара, всё так же обхватившая своего отца и разделившая с ним учесть мученика за Христа.
После освобождения Колчаком Воткинска, в апреле 1919 года, воткинцы отыскали тело своего любимого батюшки и его дочери и устроили в Благовещенском соборе всенародное прощание. Это событие несмотря ни на что, не изгладилось из памяти наших людей, они из поколения в поколение передавали его. Вот только было не известно место их захоронения. Люди его по всей видимости таили. И лишь в 90-годы прошлого столетия, одна благочестивая жительница нашего города открыла его. Они похоронены у стен Преображенской церкви.

Николай Лапин, г. Воткинск

Актуальные публикации

Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomVision.Com
Острые вопросы Сарапульскому Архиерею
Острые вопросы Сарапульскому Архиерею

  Если приход бедный, порой виноваты сами батюшки - епи

Епископ Глазовский Виктор: Мы должны возвращаться к базовым ценностям
Епископ Глазовский Виктор: Мы должны возвращаться к базовым ценностям

Острые вопросы Архиерею: о государстве, культуре, при

Миссионерская деятельность может быть частично запрещена в России
Миссионерская деятельность может быть частично запрещена в России

Религиозные деятели России возмущены проектом поправ

Судьбы народов России: исторический опыт Удмуртии
Судьбы народов России: исторический опыт Удмуртии

В.В.Шкляев, Ижевск. Доклад на Рождественских чтениях в

Закладки

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru