Home Статьи, публикации Публицистика Святитель Виктор (Островидов), епископ Глазовский в истории православного Глазова

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Vesti-Love

Анонсы

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Святитель Виктор (Островидов), епископ Глазовский в истории православного Глазова

Виктор ОстровидовИмя священноисповедника Виктора (Островидова), епископа Глазовского, одного из самых уважаемых и почитаемых архиереев Русской Православной Церкви ХХ столетия, известно всему православному миру далеко за пределами Удмуртии и Вятского края.

Полтора года владыка прожил в Глазове ‒ маленьком уездном городке на севере Удмуртии. С этим местом связан один из самых драматических и переломных моментов в жизни святителя. В Глазове зародилось так называемое «викторианское» движение. Здесь же произошел арест исповедника, после которого он больше не выйдет на свободу и проведет в заточении последние годы своей жизни.

Но следует отметить, что та роль, которую в судьбе святителя сыграл Глазов, до сих пор является и в научном мире, и в исторических исследованиях Русской Православной Церкви недооцененной и по большей части неизвестной. Во многочисленных житиях и биографиях епископа Виктора глазовский период его жизни описывается очень скупо и фрагментарно.
Совсем недавно в Центральном архиве Удмуртской Республики автором был обнаружен ряд новых документов, позволяющих дополнить и уточнить историю пребывания епископа Виктора в городе Глазове.
Будущий владыка родился в 1875 г. в Саратовской губернии в семье псаломщика. В 1903 г. выпускник Казанской Духовной академии Константин Островидов был пострижен его духовником, епископом Волынским и Житомирским Антонием (Храповицким), в монашество с именем Виктор и рукоположен во диакона, затем − во иерея.
Иеромонах Виктор становится противораскольническим миссионером Саратовской епархии и служит настоятелем Троицкого монастыря в городе Хвалынске. В 1905-1908 гг. молодой священник трудится в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. В 1909 г. иеромонах Виктор получает назначение на пост Смотрителя Архангельского духовного училища. Затем поступает в число братии Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге. В 1910 г. становится настоятелем Зеленецкого во имя Святой Троицы монастыря Санкт-Петербургской епархии и возводится в сан архимандрита. В сентябре 1918 г. назначен наместником Александро-Невской Лавры. В конце 1919 г. архимандрит Виктор рукополагается в сан епископа и возглавляет только что основанное Уржумское викариатство Вятской епархии. 14 августа 1921 г. патриарх Московский и всея Руси Тихон назначил Преосвященного Виктора епископом Глазовским, викарием Вятской епархии и настоятелем Трифонова монастыря в Вятке.
Глазовское викариатство было учреждено 4 марта 1889 г. Указом Его Императорского величества и Святейшего Правительствующего Синода. «Необходимость учреждения» кафедры викарного епископа в Глазовском уезде была обоснована отдаленностью «приходов и причтов городов Сарапула, Елабуги и Малмыжа и их уездов от епархиального города», а также многочисленностью «обитающих в сей епархии магометан, язычников и раскольников». Глазовский викарий исполнял обязанности помощника Вятского архиерея по вопросам образования, благотворительности и миссионерства по всей епархии. Его резиденцией был определен Трифонов монастырь в г. Вятке.
В начале 1920-х годов в Вятской епархии началось упорное противостояние обновленцев-«живоцерковников» с «тихоновцами». Одним из вождей партии вятских «староцерковников» стал епископ Виктор. 26 августа 1922 г. архиепископ Вятский и Слободской Павел (Борисовский) и епископ Глазовский были арестованы ОГПУ и в 1923 г. высланы в административном порядке на три года в Нарымский край Томской губернии.
В 1926 г., после окончания срока ссылки, святители Павел и Виктор вернулись в Вятку, и в епархии с новой силой развернулась ожесточенная борьба против обновленцев. 15 мая оба вятских архиерея были арестованы снова и переправлены в Москву. Особым совещанием при коллегии ОГПУ 20 августа 1926 г. арестованные были лишены на три года «права проживания в Москве, Ленинграде, Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Вятке и в соответствующих губерниях с прикреплением к определённому месту жительства».
В качестве нового места жительства епископ Виктор избрал город Глазов, чье название носил в своем титуле. То обстоятельство, что Глазов с Вяткой связывала железная дорога, позволяло владыке сохранять связь с Вятской епархией и паствой.
По пути в Глазов епископ Виктор посетил в Нижнем Новгороде заместителя местоблюстителя Патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), который назначил его временно управляющим Вятской епархией. Кроме того, митрополит поручил Преосвященному Виктору преобразовать Ижевское викариатство Сарапульской епархии в самостоятельную епархию в пределах Вотской области (будущая Удмуртская Республика) и временно осуществлять попечение над Ижевской кафедрой.
1 октября 1926 г. из Вотского областного отдела ОГПУ в Москву поступила секретная телеграмма: «Островидов − прибыл, и взят на учет». О том, где проживал во время глазовской ссылки епископ Виктор, мы можем узнать из «Семейной карты» и «Владенной ведомости», составленным во второй половине декабря 1926 г. в ходе Первой Всесоюзной переписи населения. Согласно документам, местом службы «служителя культа» Островидова Виктора Александровича значился Преображенский собор на площади Свободы города Глазова. Поселился владыка там же, в здании Вознесенского храма-колокольни, составлявшего с Преображенским собором один храмовый комплекс. Епископ жил один, без прислуги, в комнате площадью всего восемь квадратных метров с отдельной кухней и электрическим освещением.
По словам удмуртского исследователя Е.Ф. Шумилова, «православные глазовцы любили и защищали владыку».
О том, какое впечатление ссыльный епископ произвел на жителей Глазова, можно судить по воспоминаниям профессора И.М. Андреева, спустя несколько лет отбывавшего заключение вместе с епископом Виктором в Соловецком лагере особого назначения: «Владыка Виктор был небольшого роста, полный, пикнической конституции*, всегда со всеми ласков и приветлив, с неизменной светлой всерадостной тонкой улыбкой и лучистыми светлыми глазами».

По словам удмуртского исследователя Е.Ф. Шумилова, «православные глазовцы любили и защищали владыку». О том, какое впечатление ссыльный епископ произвел на жителей Глазова, можно судить по воспоминаниям профессора И.М. Андреева, спустя несколько лет отбывавшего заключение вместе с епископом Виктором в Соловецком лагере особого назначения: «Владыка Виктор был небольшого роста, полный, пикнической конституции*, всегда со всеми ласков и приветлив, с неизменной светлой всерадостной тонкой улыбкой и лучистыми светлыми глазами».
*Примечание: Конституция пикническая (с греч. pyknos − плотный, крепкий) − тип телосложения с низким ростом, круглой головой, короткими конечностями и шеей, широкой грудью, выступающим животом и склонностью к отложению жира в сочетании с такими чертами личности, как общительность, открытость, весёлый нрав, склонность к комфорту, удовольствиям и наслаждениям, энергичность.
Не забывали о епископе и местные безбожники. Согласно докладу в Глазовский уездный комитет ВКП(б) уполномоченного Вотского областного отдела ОГПУ от 4 октября 1926 г., духовенство уезда старалось всячески уклониться от антирелигиозных диспутов. Чекист писал: «Даже прибывший новый Епископ категорически отказывается от участия ... в диспуте, объясняя это своей нервностью». Но тем не менее в номере глазовской газеты «Красный пахарь» за 9 января 1927 г. сообщалось об организации уездным советом Союза воинствующих безбожников диспута «Был ли Христос?», на который снова приглашались «архиерей Виктор, протоиереи местного собора и другие желающие».
Одной из важнейших задач по временному попечению об Ижевской епархии епископ Глазовский считал ее преобразование в полноценную Вотскую епархию в границах Вотской автономной области. Под влиянием владыки Виктора Глазовское духовное управление весной 1927 г. вынесло постановление: «Признать целесообразным войти Глазовской епископии в состав открываемой Вотской епархии с предоставлением Ижевскому епископу первенства чести, как проживающему в областном городе, во всем же остальном Глазовскому епископу - самостоятельность в действиях».
После соответствующего доклада епископа Виктора митрополит Сергий Указом от 4 мая 1927 г. разрешил «образовать в пределах Вотской области из Ижевской епархии и Глазовского викариатства Вятской епархии <...> самостоятельную Вотскую епархию с кафедрой Епархиального архиерея в г. Ижевске и с сохранением полусамостоятельной кафедры в Глазове». Сам владыка Виктор был утвержден «в звании Епископа Ижевского и Воткинского».** При организации Вотско-Ижевской епархии Глазовский уезд Вятской епархии полностью вошёл в состав новой епархии, за исключением 3-го благочиннического округа в составе 17 сел, переданного в Нолинский уезд Вятской епархии.
Примечание: Здесь, по-видимому, митрополит Сергий ошибается в титуле, путая слова «Вотский» (от названия народности) и «Воткинский» (от названия города). Епископ Виктор не мог называться Ижевским и Воткинским, так как в Воткинске в 1920-е годы уже находилась кафедра епископа Воткинского, викария Сарапульской епархии.
Не имея права выезда из Глазова, владыка Виктор, тем не менее, продолжал руководить Вятской епархией. Об этом говорят хранящиеся в Вятском епархиальном архиве документы 1927 г. В частности, в одном из них священник села Покровского (Дымново) Вятского уезда протоиерей Димитрий Южаков просил благословения епископа Глазовского на двухмесячный отпуск. В другом документе, подписанном Виктором как «Епископ Ижевский и Вотский», священник Вятского Воскресенского собора о. Григорий Попыванов награждался золотым наперсным крестом.
Кроме того, как следует из имеющихся документов, владыка Виктор прилагал большие усилия для перехода приходов из соседних епархий в Вотскую. Но здесь он встретил активное сопротивление со стороны архиепископа Сарапульского Алексия (Кузнецова) и епископа Воткинского Онисима (Пылаева). Дело дошло до того, что в конце августа 1927 г. высшая церковная власть вынесла порицание неканоничным действиям епископа Ижевского и Вотского. До окончательного завершения создания единой Вотской епархии оставалось еще далеко, когда среди местного духовенства происходит серьезнейший раскол, центром которого стал город Глазов.
Осенью 1927 г. владыка Виктор не принял «Декларацию об отношении Церкви к советской власти», подписанную заместителем местоблюстителя Патриаршего престола митрополитом Сергием, расценив ее как попытку объединения с гражданской властью, что совершенно несовместимо с божественностью и духовной свободой Церкви. Епископ Глазовский отказался славословить советскую власть при богослужении и, не огласив «Декларацию» в храмах своей епархии, отослал её обратно, оценивая ее как «отречение от Самого Господа Спасителя».
В ответ последовал указ Синода о разделении Вотской епархии между пятью другими епархиями. Затем Виктор был назначен епископом Шадринским с правом управления Свердловской епархией. Совместно с вятчанами глазовские верующие отправили делегацию к митрополиту Сергию с просьбой оставить своего епископа в Вятской епархии, но безуспешно. Глазовское духовное управление полностью поддержало своего владыку и 22 декабря постановило «воздержаться от общения» с местоблюстителем и «разделявшими его взгляды епископами».
В письме к митрополиту Сергею новоназначенный епископ Шадринский Виктор отказался выезжать из Глазова, объяснив свое решение в первую очередь тем, что «не приемлет распоряжения о своем перемещении, дабы это не было расценено как его согласие с декларацией и послушание Синоду». В ответ Синод своим Определением от 23 декабря 1927 г. за № 201 уволил Виктора «от управления Шадринским викариатством и Свердловской епархией» и предал его «каноническому суду епископов, запретив в священнослужении вплоть до соборного суда над ним или раскаяния и сознания им своей вины».
Бывший епископ Глазовский стал одним из вождей «правой» церковной оппозиции митрополиту Сергию, вятское ответвление которой было названо чекистами «викторианством». По-прежнему вынужденный безотлучно оставаться в Глазове, владыка распространял по всей стране свои послания, в которых объявлял богослужение в храмах «сергианской» Церкви «безлагодатным» и «мерзостью в очах Божиих». На территории Вятского края запрещенным в служении епископом Виктором была создана параллельная структура органов церковного управления со своими благочинными, при этом с занимаемых приходов «сергианские» священники смещались и рукополагались свои, как правило, из местных дьяконов и псаломщиков.
Священнослужители и делегаты от приходских собраний Вятской епархии, пытаясь разобраться в возникшей ситуации, один за другим ехали в Глазов, откуда возвращались убежденными сторонниками епископа Виктора. Несомненно, что на окружающих производили глубокое впечатление и личность епископа, и его страстная убежденность в своей правоте. Со всех концов епархии шли письма о признании его своим духовным руководителем. За полгода к епископу Виктору присоседились приходы в Вятке, Ижевске, Воткинске, Глазове, в Глазовском, Слободском, Котельническом и Яранском районах.
К сожалению, необходимо отметить, что разгоревшийся между верующими конфликт безбожным властям был только на руку. В конце 1927 г. Вотский обком ВКП(б) с удовлетворением докладывал о противоречиях, «которыми раздирается духовенство». «Споры в данное время ведутся о том, кого считать из епископов законным. Склока среди духовенства принимает очень ожесточенный характер и сопровождается целым рядом инцидентов, дискредитирующих церковь в глазах верующих (ругань, вытаскивание из церкви оппонентов и т. п.). На почве этого несколько попов выступили с заявлениями в печати об отречении от сана».
4 апреля 1928 г. владыка Виктор был арестован и отправлен сначала в Вятку, а затем в Москву. 18 мая 1928 г. особое совещание при коллегии ОГПУ приговорило епископа к трем годам заключения в концлагере. Свой срок владыка отбывал в Соловецком лагере особого назначения, где работал бухгалтером на канатной фабрике. По словам митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева), сосланные на Соловки епископы попытались переубедить Виктора в его заблуждениях. Вероятнее всего, в начале 1929 г., «согласившись, наконец, с «соловецким» епископатом, еп. Виктор присоединился к митр. Сергию, сообщил об этом в Вятскую епархию и сделал ей соответствующее распоряжение».
После окончания срока заключения епископ Виктор был подвергнут новому аресту и сослан в село Усть-Цильма в Коми, автономном округе. В ссылке владыка работал на лесоповале. Получая посылки от своих духовных детей из Вятки и Глазова, епископ полностью раздавал их голодающим местным жителям, не оставляя себе практически ничего.

В ссылкеВ изгнании к нему присоединились монахиня Ангелина (Лыткина Татьяна Антоновна) и инокиня Александра (Лопатина Александра Гавриловна). Эти женщины ранее были насельницами женской монашеской общины в удмуртском селе Шаркан Сарапульского уезда. После разгона обители они поселились в Пермской области и прислуживали в церкви села Баклуши. В 1928 г. они обе примкнули к «викторовскому» движению. Спустя год они были арестованы вместе со всем причтом Баклушинского храма и были высланы в Усть-Цильму, куда и прибыл из Соловецкого лагеря владыка Виктор. У женщин уже заканчивался срок ссылки, но они добровольно остались помогать епископу и разделили с ним все тяготы его заточения.
В 1934 г. епископ Виктор скончался от менингита в селе Нерице недалеко от Усть-Цильмы. Похоронив владыку, матушки Ангелина и Александра, по его благословению переехали в город Глазов. Женщин приютил кто-то из бывшей паствы владыки. В Глазове монахини держали скотину и работали, не покладая рук. В городе сестры жили маленьким монастырем вместе с племянницей матушки Ангелины Анастасией Лыткиной. Монахини прожили в Глазове всю оставшуюся жизнь и скончались в 1979 г.
После ареста епископа на родине викторианства – в Глазове – начался постепенный переход духовенства от конфронтации с митрополитом Сергием к примирению. Согласно данным вятского историка А.Г. Полякова, еще «в самом начале 1928 г., то есть практически через две недели после собственного признания своим духовным руководителем еп. Виктора», глазовское духовенство в «слезнице» к ижевскому протоиерею В. Замятину писало о том, что «оно попало в неловкое положение только благодаря еп. Виктору и не прочь пересмотреть своё постановление».
В Глазовском уезде самоликвидация раскола шла быстро и в массовом порядке. В скором времени представитель глазовского духовенства посетил епископа Котельнического Никифора (Ефимова), временно управляющего Вятской епархии, «с целью найти удобнейший путь» к ликвидации «викторианства». Вслед за этим в октябре 1928 г. благочинный о. В. Лобовиков по поручению своего округа обратился к епископу Виктору с письмом, в котором потребовал покаяния владыки перед церковной властью за себя и духовенство и прекращения раскола, «иначе духовенство Глазовской епископии будет искать выхода из раскола» самостоятельно.
К февралю 1929 г. «четыре благочиннических округа вышли из раскола и воссоединились с Патриархией». В Глазове, по словам епископа Никифора, городское духовенство и Духовное управление «принесли покаяние пред митрополитом Сергием и приняты им в общение». К июлю еще три прихода Глазовской епископии отреклись от епископа Виктора. Указом Патриархии от 22 февраля 1928 г., вышедшие из раскола приходы Глазовского уезда были поручены «окормлению» недавно сосланного в город местного уроженца епископа Уржумского Авраамия (Дернова).
Но даже после подчинения Московской Патриархии почитание епископа Виктора среди глазовского духовенства и верующих не исчезло. Дело дошло до того, что 3 сентября 1929 г. владыка Авраамий обратился к новому епископу Вятскому Стефану (Знамировскому) с рапортом, где спрашивал: допустимо ли возносить имя епископа Виктора за богослужением. Затруднившись с ответом, Стефан переправил запрос митрополиту Сергию. Ответ, полученный из Москвы в октябре 1929 г., гласил: молиться как «о частном лице, конечно, допустимо, но возношение его имени на том месте, где поминается правящий архиерей, совершенно неуместно, тем более что и Глазовским епископ Виктор не состоит уже давно».
«Викторианское» движение продолжало действовать в Вятском крае до конца 1930-х гг., после чего, преследуемое государственными органами безопасности, перешло на тайное положение. Известно, что еще в 1940-е годы в городе Глазове продолжала действовать небольшая тайная церковная община сторонников епископа Виктора. По словам Уполномоченного по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров УАССР Родина и священников Глазовского Преображенского собора, в 1947 г. глазовские «викторианцы» «подпольно регулярно» собирались «в доме одной монашки», где отправляли религиозные обряды.
ПослушницыТайные богослужения совершал «поп» Семен Жигалов, бывший священник кладбищенской Свято-Духовской церкви города Глазова. Хотя численность местных сторонников «викторианского» течения была небольшой, они пользовались большим влиянием в городе и в его окрестностях. Известно, что в общину входило несколько монахинь, которые «агитировали» против патриаршей церкви, считая ее «даже во много раз хуже обновленцев». К монахиням изредка приезжал «иеромонах из города Амутнинска». К концу 1947 г. часть викторовской общины постепенно отошла от противостояния с Московской Патриархией и начала посещать открывшийся к тому времени Преображенский собор.
В 1981 г. епископ Виктор (Островидов) был канонизирован Русской Православной Церковью за границей и прославлен в лике священномучеников. В 2000 г. Архиерейский юбилейный собор Русской Православной Церкви включил епископа Глазовского Виктора в Собор новомучеников и исповедников как священноисповедника.
В 1987 г. группа исследователей под руководством В.А. Орловского (впоследствии игумен Дамаскин) собрала материалы по епископу Глазовскому и нашла место его захоронения в селе Нерица. 1 июля 1997 г. нетленные мощи епископа Виктора были обретены и по благословению епископа Вятского и Слободского Хрисанфа (Чепиля) перенесены в город Киров (бывшую Вятку). В настоящее время честные мощи епископа Виктора, окруженные почитанием верующих, покоятся в Преображенском храме Вятского Спасо-Преображенского женского монастыря.
В ближайшем будущем Попечительский совет по восстановлению ансамбля Преображенского собора планирует возведение в Глазове памятника священноисповеднику Виктору (Островидову), епископу Глазовскому. Установка памятника планируется на площади Свободы на месте алтаря снесенного в 1960-е гг. городского Преображенского собора. Новый памятник должен стать напоминанием о непростых временах нашей общей истории, архитектурной жемчужиной соборной площади и духовным символом города Глазова.

Кочин Глеб Александрович, церковный архивист Глазовской епархии

 

Актуальные публикации

Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomVision.Com
Любить мы должны всех - епископ Антоний (Простихин)
Любить мы должны всех - епископ Антоний (Простихин)

15 сентября 2016 г. предстояла совместная поездка с Ижев

Заключенные нуждаются в молитве о них, в общении – иерей Валерий Лысов
Заключенные нуждаются в молитве о них, в общении – иерей Валерий Лысов

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все

Управляющий Ижевской епархией выступил против строительства крематория в Ижевске
Управляющий Ижевской епархией выступил против строительства крематория в Ижевске

Митрополит Ижевский и Удмуртский Викторин обратился к

Закладки