Home Статьи, публикации Публицистика Судьба памятника императору Александру II в селе Полом Кезского района

Основные темы газеты

Вести Вконтакте

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Судьба памятника императору Александру II в селе Полом Кезского района

«Боже, Царя храни!»

В начале ХХ века по всей Российской империи прошла целая волна торжеств и праздников, посвященных памятным датам истории страны. С небывалым размахом и помпезностью отмечались юбилей за юбилеем: 200-летие столицы Санкт-Петербурга и 200-летие Царского Села, 200-летие побед под Нарвой, Полтавой и в других сражениях Северной войны, 200-летие Александро-Невской Лавры и 300-летие царствования Дома Романовых. Во множестве чеканились памятные медали и монеты. Повсеместно на церемониальных парадах чеканили шаг шеренги солдат и офицеров, гремели оркестры и над городами с грохотом рассыпались огни фейерверков…

 

Одной из наиболее широко отмечаемых дат стало 50-летие реформы 19 февраля 1861 года ‒ день, когда император Александр II даровал российскому крестьянству освобождение от крепостного права.
По стране в 1911 году проходили приуроченные ко дню 19 февраля торжественные молебны и литературные чтения, праздничные заседания и парадные обеды. По случаю юбилея издавались брошюры и роскошные фолианты, учреждались новые школы и стипендии, а в конторах устанавливались портреты Александра II.
Одной из самых распространенных форм почитания памяти императора стало возведение посвященных ему монументов. Всего на улицах и площадях городов и сел Российской империи было установлено до 240 памятников Александру II. Два из них были установлены в городе Глазове и в лежащем от него в 70 верстах большом селе Полом (сейчас это Кезский район). Эти памятники стали первыми произведениями монументального искусства на земле Северной Удмуртии. Но судьба их оказалось одинаково недолгой и трагичной. Но если в Поломе от монумента остался хотя бы постамент, то от глазовского памятника не осталось ни следа…

 

Первое упоминание о Поломе относятся к 1615 году. Богатое село стояло на оживленном Сибирском тракте, по которому тянулись торговые караваны, шли обозы переселенцев, брели на каторгу этапы заключенных.
В октябре 1824 года сам император Александр I, возвращаясь из долгого путешествия по России, заночевал в селе Полом со своей свитой. Спустя 13 лет, в мае 1837 года, его племянник, юный царевич Александр Николаевич в сопровождении своего воспитателя поэта Василия Жуковского отправился в ознакомительную поездку по России. По пути из Глазова на Ижевский и Воткинский заводы конный поезд наследника престола ненадолго остановился и в Поломском селе.
Основными занятиями жителей Полома служили рыболовство и ямская гоньба (перевозка грузов по тракту). В начале ХХ века село являлось волостным центром Глазовского уезда. Жителей в нем тогда насчитывалось не менее тысячи человек.
История памятника в Поломе самым тесным образом связана с именем местного земского начальника Георгия Александровича Теплова. О жизни этого человека известно не очень много. Родился в 1872 году, окончил Московское реальное и Московское пехотное училища. После службы во 2-й артиллерийской бригаде в 1904 году выходит в запас в чине поручика и получает назначение на пост земского начальника в Глазовском уезде.
Под его началом находились Поломская, Тольенская и Игринская волости с населением свыше тридцати тысяч человек. Имея в пределах своего участка самые широкие судебные и административные полномочия, земской начальник являлся подлинным хозяином обширного края. В служебных документах Теплов характеризовался как основательный, аккуратный и справедливый чиновник, добросовестно выполнявший свои обязанности. Однако, по свидетельству многих современников, Георгий Александрович был человеком властным и жестким, не терпевшим противодействия и не чуравшимся рукоприкладства.
В частности, согласно заметке в губернской прогрессивной газете «Вятская речь», в ноябре 1912 года Теплов на чепецком перевозе собственноручно избил «кулаком по голове» крестьянина Семена Дюкина. При этом, по словам очевидцев, чиновник «выразился в повышенном тоне так: «Я, земской начальник, в своем участке Царь и Бог, что захочу, то и сделаю с вами!» После того, как поломский корреспондент «Вятской речи» описал в газете «подвиги» земского начальника, Теплов, вызвав к себе «щелкопера», «вежливо намекнул ему» о возможности высылки «из губернии в места не столь отдаленные без объяснения причин».
Именно Теплову принадлежала инициатива об установке в Поломе памятника Александру II «в ознаменование исполнившегося пятидесятилетия со дня освобождения крестьян от крестной зависимости». Призыв земского начальника не остался не услышанным, и в январе 1911 года поломский волостной сход постановил воздвигнуть в общественном саду села Полом памятник императору. Для благой цели было выделено 200 рублей. По примеру жителей Полома игринский волостной сход также выдал на монумент 190 рублей, а тольенские крестьяне ‒ целых 390. Кроме того, Теплов выхлопотал перед вятским губернатором разрешение открыть сбор добровольных пожертвований при условии «строгой отчетности».
Всего на памятник удалось собрать 947 рублей 10 копеек. Для выработки проекта и его осуществления был избран строительный комитет во главе с земским начальником, «которому и поручена была покупка бюста и колонны для памятника».
Весной Теплов выписал из Петербурга небольшой цинко-бронзовый бюст императора за 82 рубля и выставил его для всеобщего обозрения на окне собственной квартиры. Среди местной интеллигенции, недолюбливающей скорого на расправу начальника, сразу же пошли разговоры: «Почему на памятник собрано почти тысяча рублей, а бюст куплен всего за 80?» На что Теплов отвечал своим критикам: «кто станет платить 500 рублей за то, что стоит 50 рублей? На Уральских заводах чугунные бюсты продаются всего за 35!»
Мрамор для постамента был заказан в Екатеринбурге за 550 руб. Но перед поставщиком Новиковым Теплов поставил строгое условие: изготовить постамент «с расчетом открытия памятника 30 августа» а в случае опоздания «возвратить деньги и заплатить 150 рублей неустойки».
В июне в общественном саду был заложен фундамент из бутового камня. Рядом с отрытой ямой для памятника была поставлена кадка для извести. Все было готово и в селе ожидали только прибытия ступеней и мраморного постамента, изготовленного по эскизу самого земского начальника. Однако поставщик мрамора, как очевидно, заваленный другими заказами, не спешил с исполнением поломского контракта, и яма с кадкой так и простояли без дела все лето.
Гранитные ступени для памятника и команда мастеров для установки монумента прибыли в Полом только 22 августа. Но сам постамент был доставлен по железной дороге на станцию Чепца с еще большим опозданием ‒ 6 сентября. Все сроки исполнения заказа были сорваны. Поставщику Новикову пришлось признать неустойку и отдать мрамор Теплову всего за 500 рублей. Кроме того, ему же пришлось заплатить мастерам, девять дней остававшимся без работы, а также выдать железной дороге 29 рублей за «полежание» ступеней на станции Чепца. Всего Теплову, благодаря нерасторопности поставщика, удалось сэкономить на памятнике до 200 рублей. По словам жителей Полома, подрядчик Новиков, уезжая из села, «чуть не плакал».
Мраморный монолит, чей вес доходил до 600 пудов, был доставлен в село на подводах. К концу сентября установка памятника была успешно завершена. 5 октября 1911 года в Поломе наконец-то состоялось торжественное открытие монумента.
Вятская газета «Северное Слово» так описывала этот праздник:
«В 9 часов утра в местном храме была отслужена торжественная литургия, а по окончании ея Царский молебен. В одиннадцать часов крестный ход, в сопровождении всего народа, бывшего тут, двинулся при звоне всех колоколов по дороге, густо устланной пихтой, к сельскому саду. Под аркой из зелени, украшенной национальными флагами и щитами с инициалами Государя и Государыни, виден памятник 6½ аршин вышины под белой пеленой с большим двуглавым орлом и монограммой. На середине дуги арки, на Андреевском флаге надпись: «Боже, Царя храни!». С правой стороны от памятника выстроены все ученики земского училища, слева ‒ местная стража, а посередине все старшины и старосты 9 участка.
У памятника, соборне, был отслужен молебен с водосвятием и с первыми словами «Спаси, Господи, люди твоя…» с памятника земским начальником г. Тепловым была спущена пелена. Благочинный о. А. Князев сказал речь, в которой в общих чертах все те великие дела Царя-Мученика, которые были Им сделаны на благо нашей родины и за что так чтится его память. Затем учениками и певчими был спет гимн, подхваченный почти всеми присутствовавшими. Земский начальник г. Теплов, выйдя на середину, сказал: «За здоровье и долгоденствие Государя Императора… Ура!!!» и дружное ура ‒ пронеслось по толпе…»
Памятник, достигавший высоты примерно 4,6 метра, «представлял из себя круглую мраморную колонну на таком же кубе и двух гранитных ступенек, увенчанную бронзовым бюстом императора». На лицевой стороне постамента на мраморе была высечена надпись «Царю-освободителю Александру II от крестьян Игринской, Тольенской, Поломской волостей».
По мнению корреспондента «Северного Слова», вид памятника оказался «очень солидный и красивый». Общая стоимость монумента составила около 700 рублей, что казалось весьма дешево для такого представительного памятника. Впрочем, по мнению поломских интеллигентов, «собранная сумма дозволяла купить бюст за более высокую сумму и, конечно, более внушительного вида…»
После открытия памятника императору Георгий Теплов в ноябре 1911 года «за добросовестную службу и выслугу лет» высочайшим приказом был произведен в чин коллежского асессора, дававшего право на потомственное дворянство. Вскоре Георгий Александрович переводится на службу в город Орлов Вятской губернии. В начале первой мировой войны он был направлен в Самару, а затем с ополчением отбывает на Дальний Восток ‒ в город Благовещенск.
В начале гражданской войны Теплов вместе с женой и дочерьми под пулями красных бежит в Китай по льду реки Амур. Вскоре он уходит из Харбина добровольцем в армию адмирала Колчака. В России следы Теплова теряются навсегда и в семью он больше не вернется. Его родные, пережив японскую оккупацию и вторую мировую войну, до конца своих дней оставались на положении эмигрантов. В 2012 году внучка Георгия Теплова ‒ Хелен Манн, живущая в США в штате Техас, впервые посетила Полом, где прошли десять лет жизни ее грозного деда.
После 1917 года все памятники царю-освободителю были обречены на скорый снос. Согласно Декрету Совета Народных Комиссаров «О монументальной пропаганде», «памятники, воздвигнутые в честь царей и их слуг, и не представляющие интереса ни с исторической, ни с художественной стороны» подлежали немедленному «снятию с площадей и улиц». В годы гражданской войны бронзовый бюст Александра II был сброшен с пьедестала. Но сам мраморный постамент так и остался стоять на своем месте в парке села Полом.
Сейчас о бурном и богатом прошлом села напоминают только руины зданий земской больницы и остатки кирпичного фундамента величественного Свято-Троицкого храма, снесенного в 1950-е годы. Да еще обезглавленный памятник императору Александру, одиноко стоящий в окружении вековых лип и лиственниц…
До сих пор старинная колонна, украшенная каменными лавровыми венками, остается одной из главных достопримечательностей села Полом. На одной из граней кубического основания постамента с большим трудом угадываются высеченные в мраморе ровные строчки посвящения крестьян царю-освободителю. Но зато на нижней части монумента над гранитными ступенями и сегодня можно прочитать четкую надпись: «мастер память А.С. Новиков г. Екатеринбург»

Кочин Глеб Александрович, архивист Глазовской епархии, научный сотрудник отдела истории МБУК «Глазовский краеведческий музей».

Актуальные публикации

Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomVision.Com
Евгений Кузнецов: Что происходит с нашей медициной?
Евгений Кузнецов: Что происходит с нашей медициной?

Стоит зайти в любую поликлинику, попасть на прием к вр

Миссионерская деятельность может быть частично запрещена в России
Миссионерская деятельность может быть частично запрещена в России

Религиозные деятели России возмущены проектом поправ

Религия не тождественна нравственности - В.Р. Легойда
Религия не тождественна нравственности - В.Р. Легойда

Москва. Председатель Синодального отдела по взаимоотн

В Глазове прошли Рождественские праздники
В Глазове прошли Рождественские праздники

Сердце каждого наполнят любовь и гармония Больше дву

Закладки

Яндекс.Метрика

Теперь Вы можете подписаться на электронную версию газеты!

Сперва выбери "Способ оплаты", затем нажми на кнопу "Оплатить".

В открывшемся окне заполни необходимые данные для подписки! Укажите в комментарии, в каком виде Вы хотите получать газету: стандартно - на бумаге, или электронно, в виде PDF на Ваш электронный ящик . Благодарим!