Home Статьи, публикации Публицистика Из дневника старого человека

Основные темы газеты

Вести Вконтакте

Пожертвуйте на газету

PayPal
Яндекс.Деньги

Помощь для газеты и сайта

Web Money
Эл. кошельки WM: R165213634514 и Z638670055915
Счет Visa Electron: карта №4276868018974690
Почтовый перевод
Банковский перевод

Из дневника старого человека

Лесные братья дядя Илия и дядя Леонтий

Бушующие политическими страстями, экономическими и духовно-религиозными обновлениями 20-30-е годы ушедшего ХХ века внесли невиданные доселе изменения в жизнь всех народов России, переполняя, обуревая ее пагубными страстями. Большинство из народа, особенно рабочий класс, бедное и отчасти среднее сословие крестьянских масс, солдаты, матросы, немалая часть интеллигенции пошли за коммунистами, восприняли их идеологию, особенно в религиозно-духовной сфере. Очень многие россияне осквернили свои руки, свои души борьбой против Церкви и ее служителей – тысячи и тысячи церквей, до единого все монастыри, были закрыты, разрушены, священнослужители, монахи и монахини, благочестивые православные христиане сидели в сталинских лагерях, были убиты. Такой дикости, такого варварства не знала ни одна страна в мире – чтобы так жестоко, несправедливо поступить со своим народом – благочестивыми людьми, молитвенниками за свою страну, великими тружениками на земле во благо родного государства.
Настоящая социалистическая революция в деревню пришла только в самом конце 20-х – начале 30-х годов, когда началось раскулачивание состоятельных крестьян и насильственное образование коммун – будущих совхозов и колхозов. Более половины населения Российской империи принадлежало к крестьянскому сословию, а среди удмуртов все 99% относились к классу земледельцев, т.е. крестьян. Благодаря исключительному трудолюбию среди удмуртов было много зажиточных крестьян, которых новые правители отнесли к классу кулаков-мироедов. Бедноты (как мои родители их называли – ленивцев) было немного. Но, к сожалению, коммунисты их опекали, дали им полную власть в обустройстве новой – колхозно-совхозной диктатуры на селе. Шла тяжелая внутридеревенская (внутриобщинная) борьба, вплоть до кровопролития между беднотой и кулачеством, судебными делами, ссылками.
Как тут не вспомнить нашумевшее на всю страну «Лудорвайское дело». Оно стало известно Москве – ВЦИК партии во главе со Сталиным. Перед началом раскулачивания крестьянских масс в удмуртской деревне Лудорвай под Ижевском (ныне входит в состав Завьяловского района) выявился такой случай: на сельском сходе – кенеш – было принято единогласное решение за неисправные ограждения единоличных полей подвергнуть наказанию нарушителей древних общинных законов – поркой вичем – нерадивых (ленивых) крестьян за развалившиеся оргады (плетни) на их земельных наделах. Естественно, все нарушители неписанных общинных законов были из бедноты – ленивцы, тунеядцы (ныне их называют бомжами). Новые правители социалистического строя придали данному делу политический характер. Об этом случае много писали республиканские и российские газеты, приезжали комиссии из Москвы, Ижевска. Состоялся суд. Удмуртский кенеш – сход (собрание) деревенской общины сочли зловредным, буржуазным, антисоциалистическим органом в жизни удмуртского народа. Зачинщиков порки (естественно, среди них были богатые крестьяне во главе со старостой), отправили в ссылку, в Сибирь. Само слово кенеш «совет»; «деревенская сходка, собрание» подверглось «аресту», не разрешали вплоть до конца ХХ века использовать в удмуртской печати.
«Лудорвайское дело» всколыхнуло жизнь всех удмуртских крестьян, весть о нем дошла до всех удмуртских деревень. Вскоре началась коллективизация, вызвавшая самое негативное отношение большинства удмуртских крестьян. В эти тяжелейшие в духовном и экономическом плане годы, на место разрушенного Байситовского скита, куда тайком на молитву продолжали собираться жители ближайших районов и города Ижевска, пришли герои моего очерка, как их удмуртские христиане любовно называли Илля агай (дядя Илия) и Леонтей агай (дядя Леонтий).
Дядя Леонтий родился в деревне Гожня Малопургинского района, дядя Илия – в деревне Сапарово Завьяловского района. В молитвенном стоянии они оказались рядом и сердцем почуяли, что они духовные братья во Христе Господе нашем. Еще выяснилось, что они оба имеют одного духовного отца – отца Димитрия (см. ниже). Встреча в Баситовском лесу подружила двух удмуртских мужчин до конца их земного бытия.
В отличие от Илии, дядя Леонтий был женат, имел дочь. Было у него свое добротное подворье с лошадьми, коровами, овцами, стаей гусей, уток, кур, была небольшая пасека. Все это богатство было добыто неимоверно тяжелым крестьянским трудом его родителей, приумножено руками и умом Леонтия с женой. Пришли недобрые времена... Началось раскулачивание состоятельных крестьян, нередко и середняков. Откормленных рабочих лошадей, ездовых коней, коров, овец увели с подворья в огромный двор с конюшнями, хлевами, сараями богатого крестьянина. Здесь организовали общественную, колхозную ферму. Все телеги, сани, тарантас, весь хозяйственный инвентарь, посуду, сундуки с одеждой – все, что попало на глаза раскулачивателей – деревенской бедноты с их руководителями – уполномоченными, присланными из райцентра, - все увели и продали на Агрызском базаре. А деньги куда?
Раскулаченных вскоре отправили в ссылку – на Север России. В их добротных домах устроили колхозные учреждения, колхозные склады, амбары. В не менее добротных домах поселились семьи бедняков – сельский пролетариат, никогда не утруждавшие себя тяжелым трудом.
Страх и уныние обуревали благочестивых людей. Только и слышно: там священника арестовали, там расстреляли. Появились некие священники-обновленцы, сторонники советской власти. Многие церкви оказались в их руках. Появилась в народе молва: на землю пришел антихрист, что в скором времени начнут ставить сатанинский номер – 666...
Зауныл молодой семьянин, труженик Леонтий. Сердце защемило болью от несправедливости, от незнания своей будущности. От боли он замолчал – до конца жизни оставался молчуном: в полемику ни с кем не вступал, разговаривал мало – только по нужде. Поэтому встречавшиеся с ним люди мало о нем знали. От ссылки ли он ушел в лес – неизвестно.
«Что делать? Как жить? Куда идти, чем заниматься? Как поступить с семьей?» - насущные вопросы день и ночь не давали покоя Леонтию. Вопросов много, а ответа нет. Всех добрых крестьян-тружеников выслали из деревни. Сельским миром начали править комбедчики – комитеты бедноты – горлопаны, лентяи, сквернословы. Всему скверному, Богу неугодным делам они научились на фронтах 1-й Мировой и Гражданской войн; научились курить и пить. Боролись против Церкви – с благочестивыми крестьянами-христианами, со священнослужителями. За такое короткое время жизнь в деревне неузнаваемо изменилась: из среды тихого и мирного народа наверх всплыло столько хлама и нечистоты! Все злое, нечестивое в жизни начало побеждать. С началом социалистических преобразований в деревне мир, покой, любовь к труду и друг другу из среды удмуртского народа начали уходить.

Продолжение следует

Протодиакон Михаил Атаманов, доктор филологических наук, профессор, член Союза писателей России

Актуальные публикации

Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomVision.Com
Любовь, пропаганда, страдание
Любовь, пропаганда, страдание

Дорогие друзья, в прошлом номере мы начали разговор о л

Увлечение язычеством ведёт к фашизму
Увлечение язычеством ведёт к фашизму

Наступление язычества В трудные времена 21 века (а легк

В Глазове прошли Рождественские праздники
В Глазове прошли Рождественские праздники

Сердце каждого наполнят любовь и гармония Больше дву

Закладки

Яндекс.Метрика

Теперь Вы можете подписаться на электронную версию газеты!

Сперва выбери "Способ оплаты", затем нажми на кнопу "Оплатить".

В открывшемся окне заполни необходимые данные для подписки! Укажите в комментарии, в каком виде Вы хотите получать газету: стандартно - на бумаге, или электронно, в виде PDF на Ваш электронный ящик . Благодарим!